Мадина Магомедова: «Натали» (Повесть)

  
Мадина Магомедова: «Натали» (Повесть)
21 Января 2018
      Привет всем!
        Это снова я! Недавно я закончила писать свою повесть, надеюсь, она получилась не хуже моих стихов. Я долго над ней работала, думаю, многим она понравится. Вскоре планирую писать продолжение. Работа была не из лёгких, но приятная. Ещё приятно осознавать, что ты что-то написал, а кто-то это прочитал и реально оценил. Конечно, до настоящего писателя мне ещё далеко, повесть писала просто для себя, но вот решила отправить к вам. Многие подростки читают вашу газету, возможно, они уловят истинный смысл, заложенный в неё и научатся беречь те моральные и духовные ценности, которые они имеют.
    Заранее спасибо!

Натали

Пролог
     Отгорел закат. Ночной покров медленно опустился на землю. Небесная луна освещала городские улицы серебряным светом. По асфальту, не успевшему остыть от дневного зноя, автомобили продолжали своё привычное движение. Свет машинных фар и уличных фонарей пытался хоть как-то прогнать тьму из мрачного города. Ночной шум улиц врывался в окна квартир. Бывали моменты, когда для Наташи он становился невыносимым. Особенно, хотелось полного уединения. А что за уединение без тишины? Она смотрела в окно, устремив задумчивый взгляд в чёрное небо, украшенное мелкими крапинками ярких звёзд. Трудно сказать, какое созвездие посетило его в очередной раз. Маленькие белые кляксы упрямо сопротивлялись слагаться в отчётливый силуэт. Она посмотрела на глянцевый переплёт книги, одиноко лежащий рядом с цветочным горшком. Высокий статный воин, крепкой рукой сжимавший стальную рукоять тяжёлого меча, красовался на фоне багрового заката. Длинные волосы рассыпались по могучим плечам, а зелённые бездонные глаза смотрели на Наташу с оттенком лёгкого укора. Единственный друг, созданный богатым воображением подростка. Пусть вымышленный, но это единственное существо, навещающее её во снах, которое не позволяло сходить с ума среди вороха праздных дней.
      "Не спишь? - задумчиво спросила она. - Похоже, и я сегодня не усну".
       Книга научила многому. История одинокого воина, много лет боровшегося за свою жизнь в рудниках под гнётом рабства, послужила настоящим учебником по выживанию. Впервые, прочитав её в пятом классе, пришлось круто изменить течение жизни.
       Кроткий, затравленный ровесниками ребёнок, больше напоминавший загнанного зверя, превратился в яростное, мятежное существо, раздавивший в пух и прах самых заядлых хулиганов двора и школы.                         Слишком рано пришлось повзрослеть.
"Не жди от судьбы милосердных подачек
И не удивляйся подвохам.
Не жди, что от жалости кто-то заплачет,
Держись до последнего вздоха".
            Однажды воин сказал: "Ни на кого не надейся. Если просят о помощи - помоги, но никогда не проси о ней сама. Тогда сможешь преодолеть любую преграду".
        Выполняла, как могла. И многому научилась. Интересно, а знал ли он, что впереди, в недалёком будущем наступит день, который круто изменит жизнь снова.
            А ведь он наступил.

Глава первая
        Наташа возвращалась с занятий с Викой. День был самый обычный, как и все предыдущие. Но откуда было знать, что именно в этот день им суждено попасть в самый эпицентр событий.
       - Неподалёку книжный есть. Сходим? – предложила Вика.
     - С каких пор тебя интересуют книги? – насмешливо спросила Наташа.
  - Меня завлекли не столько книги, сколько молодой продавец-консультант! – с гордостью ответила она.
  - Ах, вот оно что! А я уж думала, помутнение рассудка.
    Парень, заинтересовавший Вику, действительно был недурён собой. Но высокий мускулистый красавчик мало походил на человека, разбиравшегося в книгах. Когда Наташа сказала это ему прямо в глаза, тот лишь пожал плечами, при этом заявив, что внешность бывает обманчива. Однако впечатления этакого «мачо» он не произвёл. Хотя она мало что понимала в парнях. Зато Вика таяла на глазах от переизбытка чувств и пыталась хоть как-то заинтересовать его собой, морозила всякую литературную чушь.                    «Кошмары на улице Вязов», - подумала Наташа, наблюдая, как парень тщетно пытается от неё отвязаться. – «В роли Фреди Крюгера – Виктория Соловьёва». Больше не желая наблюдать этот маразм, она побрела по длинным коридорам в поисках путной книги. Чем дальше она шла, тем старее попадались книги, и тем непонятнее были письмена. Ей никогда не попадались такие книги. «По ходу дела, книжным антикваром промышляют», - мелькнула в голове мысль и тут же исчезла, когда её взгляд приковало нечто: необычный переплёт с яркой позолотой и металлическими застёжками, красовался за стеклянной дверцей старого шкафа.

      Книга оказалась достаточно увесистой. Отстегнув застёжки и раскрыв первую страницу, она тут же выронила её, попятившись назад. Раскрытая книга, грохнувшаяся на пыльный паркет, выпустила яркое синее пламя. Постепенно оно приняла вид круглой колеблющейся пелены, постоянно увеличивавшейся в размерах.
      К телу подступило тепло. Достигая максимальных размеров, круг издавал крупные электрические разряды.
         - Наташ, ты где? – раздался знакомый голос.
       Из-за вереницы высоких шкафов вышла Вика. Она подошла поближе, не отрывая ошеломлённого взгляда от круга.
    - Ого! Это что?
     - Хороший вопрос. Я бы сама хотела знать.
     Соловьева подошла вплотную, протянула руку. На мгновение она ощутила, как необычное приятное тепло разлилось по всему телу, но током, как ни странно, не ударило. Внезапно пелена заколебалась, разряды участились, и хрупкое тонкое тело Вики провалилось внутрь.
       - Блин! – злобно прошептала Наташа и кинулась туда же.

      Через секунду они оказались на широкой пыльной дороге. За спиной простирались огромные, бескрайние леса. А прямо перед носом возвышались врата. Вдали слышался перезвон колоколов и крики летящих птиц. Из-за высоких стен виднелись серые верхушки каменных башен.
     - Где мы? - Тупо промолвила Вика. – Надеюсь, не в аду?!
      Наталья метнула на неё взгляд, переполненный злобой и зверством, и свирепым голосом сказала:
      - Если это ад, то ты бы сейчас сидела на троне, а рядом стоял бы главный чёрт с опахалом! На фиг тебя потянуло к этому долбанному порталу!
     - Так это был портал? Ну, я ж не знала.
     - Издеваешься?! Из-за тебя попали мы неизвестно куда, и ты так спокойно об этом говоришь?!
    - А что мне, орать?!
    - Что здесь происходит? Вы кто такие? – раздался громкий голос из-за спины.
      Обернувшись, они увидели ещё более загадочное зрелище, перед ними стояли трое мужчин в очень необычном одеянии, стиля конца 18 начала 19 века. Форма красного цвета, похожая на кавалергардскую, белые пояса из крепкой материи, крепившие портупею со шпагой, шёлковые перчатки на руках.
    - А вы кто? – поинтересовалась Вика.
       - Это мы у вас спрашиваем, - ответил один из незнакомцев. – Вы нарушили границу, извольте представиться…

Глава вторая
    - Я твой брат.
    Сначала эти слова показались абсурдом, потом удивили. Она не думала, что когда-нибудь услышит такое. Это нереально!
      Но так и есть. И никуда не деться. Всё тайное рано или поздно становится явным, бежать некуда. А нужно ли вообще бежать?
     Перед двумя молодыми девушками сидели юноша 25 лет и женщина весьма преклонного возраста. Схожие черты выдавали в них родство. "Мать и сын", - сразу догадалась Наташа. Михаил и Аглая Лунгины. Оба были совершенно спокойны и невозмутимы. Спокойно и мудро смотрели светлые глаза из-под немного нависших лбов, а на бледных губах присутствовали еле заметные улыбки. Какая-то таинственная и манящая сила исходила от этих людей.
    - Это шутка, да? - произнесла Наташа.
     - Вовсе нет, - ответил Михаил. - У нас с тобой один отец. Я догадался об этом по твоему кулону.
     Действительно, у ней на шее висела серебряная цепочка с небольшим кулоном, соединённый из двух букв "НМ". Наташа не знала, что они означают, но не сомневалась, что это осталось от родителей.      Единственное, что представляло ценность в её жизни.
     - У меня почти такой же, - он вытащил из-под воротника цепочку с "ММ". - Такие отец заказывал для нас с инициалами наших имён. Это семейная традиция.
     - Я… Я не знала отца… Как и матери… - нерешительно сказала Натали. -        Может вы толком объясните, что всё это значит? Куда мы попали? Я ничего не понимаю!
      - Всё очень просто. В настоящий момент вы находитесь в королевстве Меридиана.
    - Что? - не поняла Вика.
    - Понимаю, для вас это звучит дико, но попробую объяснить. В мире, помимо земных стран, ещё присутствуют и некие пространственные миры - параллельные измерения. На земле их нельзя увидеть, невозможно почувствовать, но реально обнаружить с помощью порталов, ведущих к вратам Меридиана. Раньше, ещё с незапамятных времён их было бесчисленное множество, они возникали из-за огромного скопления энергии в атмосфере. Жители Земли и Меридиана часто оказывались в совершенно незнакомых местах. Это вело к катастрофе. И в королевстве была создана организация магов - Братство двенадцати. Эти люди со сверхъестественными способностями, их цель - удерживать баланс между измерениями. Они устранили порталы, заключив их в священные книги и синтезировали в оболочку, предотвращающую возобновление новых. Книги поместили в особые хранилища на Земле и к ним приставили стражников.
    - Почему на Земле? - спросила Вика.
   - Это более надёжное место.
    Соловьёва еле подавила смех. Конечно, нет сейфа лучше, чем Россия!
    - Ну с этим понятно, - сказала Наташа. - А как насчёт родителей?
     - Начнём по порядку, - на этот раз очередь пришла к Аглае Фёдоровне. - Твою мать звали Марией Волковой. Она была внучкой главы Братства. Я знала её лично. Мария, как и её предки, обладала сверхъестественной силой, но в другом направлении - медицина. Она исцеляла самых безнадёжных больных людей, умела создавать специальные снадобья, методы лечения. Мария даже умела устранить перелом позвоночника у царского сына. Многие её любили и уважали, перед ней склоняли голову сами цари…
     - Стоп! - перебила Наташа, пытаясь переварить услышанное. - Почему в прошедшем времени?
     Сын и мать промолчали, но отвечать и так не стоило. За них ответили их взгляды.
   - А отец?
    Снова молчание. Жуткое и непереносимое.
   - Как?
   - Твоя мать умерла при родах, - ответила Аглая Федоровна. - У целителей дети редко рождаются живыми. Возможно, это плата за дар. Когда тебя вытащили из утробы, сразу стало ясно, что смерть бродит совсем близко. Но Мария не захотела смириться, она отдала все свои силы тебе. Все до последней капли.
   - А отец? Что с ним стало?
   - Через год он погиб. Ехал по неукреплённому мосту.
   - Кем он был?
   - Военным, очень уважаемым человеком. Моя мать была его первой женой и так сложилось, что они развелись, от их брака остался я.
    - Почему же ты носишь фамилию "Лунгин".
    - Таков закон. При разводе детям достаётся фамилия матери.
    Наташа больше ничего не спросила. Всё, что нужно, уже известно. Мысль о том, что у неё есть брат, никак не хотела устроиться в голове. Всё похоже на какой-то бред. Такого не бывает! Разум не хотел воспринять, что страница уже перевёрнута, и началась новая глава. Почему прошлое дало о себе знать лишь тогда, когда она смирилась с мыслью об одиночестве, когда душа постепенно начала принимать облик одинокого волчонка, привыкать к законам выживания? Кто виноват? С кого спрашивать?

   Часть третья
    - Как вы могли? Как можно было всё скрыть? – крикнула Наташа тёте и дяде.
     Два человека, вселявшие ей чувство ненависти предстали перед судом судьбы. Они ещё не знали, что участь их была решена, что наступил день расплаты за грехи. Только навряд ли им удастся искупить детские слёзы. Невелик шанс получить прощение. Они сидели за офисным столом с невозмутимым видом, а их племянница стояла перед ними, упёршись руками к краю стола и сдавив кончики пальцев до побеления. В глазах горели огоньки ненависти, злости, жажды мести. На лицо, давно разучившемуся смеяться, легла тяжёлая тень.
    Судья и палач.
     Два лица, две силы, слившиеся воедино в юной душе.
    - А что бы тебе это дало? – спросила Анна. – Там тебя никто не ждал, и мёдом не намазано.
    - Можно подумать, я вам нужна была! Вы же ко мне, как к мусору относились, - и с иронией добавила. – Что? Обострённый садизм взял вверх над моралью?! Проще в детдом сдать и дело с концом!
   - Ты это скажи Братству! – громко отозвался Андрей. – Благодари колдунов, которые повесили тебя нам на шею. Они пригрозили эшафотом в случае отказа.
   - Вот только не нужно всё сваливать на мелкую кучку сектантов! Вы струсили, а расплачиваться пришлось мне. За все эти годы от вас и доброго слова нельзя было услышать! К собаке и то лучше относятся! Проклинаю вас! Будьте вы прокляты! – одно резкое движение - и всё, что было на столе, с шумом грохнулось на пол.
    - Ты что это вытворяешь! – крикнула Анна, вскочив с места, и уже занесла руку для удара, но крепкая кисть сжала тонкое запястье.
     - Только тронь! – прошипела Наташа и оттолкнула её всем телом. Анна попятилась назад и плюхнулась обратно на стул, только сейчас распознав угрозу в глазах племянницы. Трудно было сказать, кто сейчас перед ней стоял: девочка или сатана. Ясно было одно, ударить, значит, пойти на самоубийство. – Запомните оба, вам это с рук не сойдёт. Я буду вашим ежедневным кошмаром, ужасом, чем угодно, и вам придётся заплатить сполна, - последние слова она произнесла так, что на лице обоих отразился испуг.
      - Что ты имеешь в виду? – спросил Андрей.
      - Узнаешь, - Наташа развернулась и вышла из кабинета, громко хлопнув дверью. 
     А через несколько минут в налоговую инспекцию поступил анонимный звонок с жалобой, что фирма «Солнце» супружеской четы Волковых имеет чёрную кассу и множество административных нарушений. 
     Через несколько дней в столичной газете появится заголовок статьи «Погасло солнце. Крупнейшие предприятия Анны и Андрея Волковых развалились. Несправедливость судьбы или ответ перед законом?».
    Час расплаты пробил.

     Часть четвёртая
    Заснуть всё-таки удалось, но очень поздно. Ей снился сон, которого она долго ждала. Очень долго. Воин стоял перед ней, скрестив руки на груди и измеряя её строгим взглядом. За его спиной смутно виднелся туманный слой, движущийся в воздухе медленно, как сгусток былого дыма.
    - Зачем? Ты же знаешь, что месть не самый лучший выход.
    - А что бы ты сделал на моём месте? Ты ведь видел, какой была моя жизнь. Они того заслуживают. Нельзя было оставлять их безнаказанными.
   - Судьба наказала бы их и без твоего участия.
   - Считай, она это уже сделала.
   - Ты не её орудие.
   - Пусть я не права, но зато я испытала чувство полного удовлетворения.
   - Я этого не вижу. В тебе лишь прибавилось злости, это видно.
   - Не выставляйся рентгеном. Я всё равно останусь при своём.

***
   - Я не понимаю, что ты в ней нашёл? - воскликнул Пётр. - В ней нет ничего женственного: грубая, неотёсанная, походка как у парня, да и не красится!
   - Ты её видел всего раз, - возразил Влад.
   - Мне и этого хватило, - он сделал ход по шахматной доске и ликвидировал ферзя. Игра удавалась, как никогда. - И зачем тебе понадобилось её охранять? Такая сама, кого захочешь, прикончит.
   - Не мог же я возразить Братству. Я не камикадзе!
    - Признаю, здесь ты прав. Мат!
   - Влад скрестил на груди руки и поудобнее устроился в кресле.
   - Одного не могу понять, как она нашла портал? Коридоры были отлично скрыты.
   - Значит не настолько, раз даже сопливая девчонка смогла его обнаружить.
    Внезапно, в области груди почувствовалось жжение. Сняв с шеи бронзовую цепочку с небольшим приплюснутым шестигранником, он вспомнил слова волхва: "Он даст знать об опасности. Если начнёт нагреваться - спеши. Медлить нельзя".

***
    "Скорей, нужно уходить!",  - сказал Воин.
    "Так быстро. Я ведь только пришла!", - туман начал рассеиваться. Это был знак того, что воин скоро исчезнет и неизвестно когда появится снова.
    "Не могу сказать. Возвращайся, мы ещё увидимся!".
    Впервые Наташа увидела, как на его лице отразилась тревога. Если он волнуется, значит, дело серьёзное.
    "Скорее! Времени мало!".

***
    - С чего вы взяли, что я дам её адрес? - возмутилась Вика. - Ещё чего!
   Она стояла на плохо освещённой лестничной площадке рядом с Владом Покровским и Петром Черкасовым.
   - Да пойми, наконец, ей опасность угрожает! - бесился Пётр.
   - А откуда вам-то знать?
    - Долго объяснять. Сейчас любая минута дорога!
    Тем временем на ночное небо надвигались тучи, предвещающие довольно приличный ливень. Наташа лежала на голом холодном полу с закрытыми глазами внутри круга начерченной пентаграммы. Над ней, как гора, возвышался человек в чёрном глянцевом плаще. Лицо прикрывала чёрная маска, широкий капюшон закрывал голову. В правой руке он сжимал клинок с узорной стальной рукоятью. Рука медленно вознесла лезвие  над её грудью, целясь прямо в сердце.
     Бушевал гром. Крупные капли дождя стучали по оконным стёклам. Временами яркие разряды молний освещали чёрное небо.
         Двое парней вовсю мчались на мощном Харлее по мокрому асфальту, нарушая все правила дорожного движения. За ними, на мопеде, еле поспевала Соловьёва.

***
        Открыв глаза, Наташа увидела над собой блеск металлического лезвия. Успев опередить удар, она откинула тело в сторону. Остро отточенный клинок впился в деревянный паркет. Злодей вырвал его и с рычанием бросился на жертву. В тот же миг плоское лезвие прошло у её груди и вдоль отброшенной правой руки. Снова замах, но Наташа сумела увернуться. Страх, что она безоружна перед врагом, сбил все мысли и чувства. Но лишь на мгновение…

***
        Трое человек быстро вбежали по лестнице. Вика несколько раз судорожно нажала на кнопку звонка. Двери никто не открывал. Изнутри послышался крик, топот ног. Никто из них не сомневался, что шла бойня. Влад решительно приказал отойти и с разбега попытался выбить деревянную дверь плечом. Потом ещё и ещё. Наконец, петли не выдержали…

         Неизвестный всем своим тяжёлым и крепким телом в один миг припёр её к стене… Рука поднялась с целью совершить начатое, но Наталья умудрилась вырваться, ударила противника в живот и перекинула через плечо. Он живуч. Слишком живуч. Злоумышленник свалил её на пол. Она тут же вскочила, и, оказавшись лицом к лицу, их взгляды встретились. В неё впивался злобный, жестокий, но до жути знакомый взгляд.
            Дверь комнаты  со свистом распахнулась. Чья-то рука легла на плечо злодея и отбросила его в сторону. Словно лютый зверь, он вскочил и набросился на Влада. Но не тут-то было. Пётр взвился, именно взвился в воздухе и ударом ноги выбил из рук оружие. Вика с ужасом застыла у входа в комнату. Внезапно все поняли, что такие носят с собой не одно оружие. Черкасов не успел избежать очередного удара, и через секунду вдоль его груди протянулась тонкая багровая полоса. Не устояв, тело молодого юноши потеряло равновесие и медленно рухнуло на пол.
         - Пётр, нет! - крикнула Вика. На лице отразился страх, но не за себя, а за друга. Он кинулся на убийцу и нашёл бы верную смерть, если бы Наташа не оттолкнула его в сторону. В глазах загорелись искры ненависти. Берегись. Не избежать возмездия, увидев этот взгляд.
            Рука обхватила рукоять опрокинутого клинка. Теперь её ничто не остановит. Двумя пальцами Наташа зажала окровавленный кончик лезвия. Одно движение - и рассекая воздух, оно вонзилось в плоть врага.
           По плечу заструилась кровь. Снова издав злобное рычание, но уже с нотками мучительной боли, он закрыл ладонью кровоточащую рану и протянул свободную руку к окну. Занавески раздвинулись, оконные рамы распахнулись. Все застыли в ожидании. Он ведь не настолько сумасшедший, чтобы шагать с девятого этажа. Хотя ждать было чего угодно. Комнату наполнил холодный, влажный воздух, шторы колыхались по потокам сильного ветра. Враг вскочил на подоконник и… взлетел вверх, в громыхающий небосвод. Фигура в чёрном плаще на секунду мелькнула, при очередном разряде грозы, и тут же исчезла в серых тучах. Дождь не переставал лить. Наташа подошла ближе, прохладный ветер дул в лицо. Вдруг окно с шумом захлопнулось. Она вздрогнула.               Вгляделась в ночную мглу сквозь мокрое стекло. Оно слегка отражало освещённую комнату: Петра, лежащего на полу с багровой полосой на груди, Вику, застывшую с ужасом на лице, Влада, склонившегося над другом. Время как будто остановилось. Послышался треск. Трещина белой паутиной обхватывала слабое отражение стекла. Крупные осколки мгновенно разлетелись по комнате. Вика прикрыла лицо руками, Покровский кинулся к Наташе и закрыл её собой. Вокруг поплыли предметы, перед взором потемнело.
Она как будто погрузилась в бездну тьмы. В боку зияла рана с торчащим кончиком крупного осколка стекла.

Мадина МАГОМЕДОВА.
Саратовская область, 
с. Михайловка.
(газета «Школьники постарше» №№35, 36; 2008 год)
(Продолжение следует)
Мадина Магомедова
Количество показов: 9325
Короткая ссылка на новость: https://www.skolniki-eu.ru/~WM4bl


    Напишите письмо!

Хочу вернуться на главную страницу!


Постарше 1999

Лабиринты со словом-паролем
(в каждом полёте пароль свой)



Найдите 5 отличий!














     






Яндекс.Метрика